Волчков
точка ру



Домен или IP:

Мой IP
  Обмен валют
  WHOIS
 
  Доменные
новости
  Новости Сети
  Самые дорогие доменные имена
  Самое длинное доменное имя Рунета
  Список регистраторов домена RU
  АКЦИЯ
  Энциклопедия контента
 
 
 
  В закладки
  Стартовой
 




softkey.ru: «Сегодня лучше, чем вчера»
04.06.2006 00:52:38

Визит в компанию «Софткей» — он проходил в рамках проекта «Один день в компании…» - начался с моих подозрений, что Феликс Мучник — гендиректор «Софткея» — все отлично подстроил… А что — с него станется!

Ба, знакомые все лица!

Ну, а что бы вы подумали, если бы в самом начале разговора, когда Феликс рассказывал историю создания компании, к нему в кабинет вдруг зашел бы Сергей Рыжиков, руководитель компании «Битрикс», создавший Softkey.ru своими собственными руками?

— … и вот, в начале 2000-го года, — мы говорили уже минут 10, и Феликс как раз подводил разговор к Рыжикову, — мы, т.е. я — в тот момент директор компании «ТФМ и К», Саша Каталов из «Элкомсофта», Дмитрий Турецкий из «Листсофта» и Дмитрий Румянцев, «МКРсофт» — и решили сделать Интернет- систему для продажи программного обеспечения в электронном виде. Кинули клич среди знакомых, и Саша Горлач из «МАПИлаб» привел ко мне молоденького паренька из Калининграда…

Феликс Мучник

Феликс Мучник — генеральный директор компании «Софткей»

В этот момент в кабинет к Мучнику и вошел Рыжиков.

— О, Серёга! - вполне натурально обрадовался Феликс, — Заходи! У меня тут Ходорыч как раз «Один день в компании» делает. Вот, рассказываю, как мы с тобой познакомились, и как заказал тебе разработку и подготовку нашей системы. Присаживайся.

— Да спешу я, на встречу, — начал было Сергей, — разве что минут на пять.

И далее последовала история, как тогда, в начале 2000-го, Мучник и Рыжиков обсудили детали проекта, договорились о стоимости работ — на $3,5 тыс., а через месяц, в мае, Рыжиков вернулся с совершенно иным проектом — более сложным и функциональным. И было понятно, что в $3,5 тыс. - если сделать так, как предлагал Сергей — уложиться уже почти невозможно. Например, Рыжиков предложил сделать проект на Oracle — в России на тот момент не было хостингов на Oracle.

— … и вот если бы я, — подвел черту Феликс, — больше 20 лет не занимался разработками СУБД и комплексных систем автоматизации, то точно не смог бы оценить правильность предложений, сделанных Сергеем. Ведь как зачастую решаются подобные проблемы? Если стоимость проекта начинает превышать оговоренный ранее бюджет, заказчик начинает не доверять исполнителю — дескать, тот пытается его раскрутить на деньги. Я же всегда придерживаюсь другой политики — любой продукт должен быть качественным, и если качество и функциональность стоит дороже, чем изначально предполагалось, нужно просто пересматривать бюджет. В общем, я спросил Сергея — успеешь к декабрю? Он сказал, что да. И приступил к работе. К октябрю, правда, стало понятно, что утвержденное нами техническое задание занимает в том продукте, который для нас делает компания «Битрикс» процентов на пять, не более. Но все изменения, предлагаемые Сергеем, устраивали нас на 100%. Однако к октябрю мы ещё не нашли хостинга для «Софткея»…

— Западные провайдеры, предлагавшие хостинг на Oracle — вступил в разговор Рыжиков, который уже, казалось, никуда и не спешил, — категорически не устраивали нас своей медлительностью, неготовностью оперативно решать наши проблемы, да и надежность их работы была не на высоте. Любое изменение в сервисе, его обновление и доработка приводило к тому, что система, точнее её тестовая версия, становилась недоступной для пользователя. И мне, как исполнителю, пришлось отправиться на поиски хостера, который бы ради нас — ради одного клиента — согласился бы купить себе Oracle и оказывать подобные услуги. Единственной компанией, где вникли в наши проблемы, была компания ДАТАФОРТ, входящая в группу компаний IBS. Буквально за месяц они приобрели лицензию и запустили сервер.

— Я понимаю, — поддержал Рыжикова Мучник, — что все эти добрые слова выглядят рекламно, но ДАТАФОРТ — это действительно уникальная компания. У нас ведь в процессе поддержки системы много проблем возникало и возникает — все они решаются по первому требованию. Нужно увеличить серверную мощность? Увеличивают без вопросов. Нужно исправить какие-то ошибки в настройках? Исправляют сразу. Причем все это делается совершенно незаметно для пользователей, за пять лет существования «Софткея» наш суммарный простой, не считая плановых профилактических работ, составил всего лишь 12 часов — это просто невероятный показатель. В процентном соотношении это 98.9% всего времени. Самый большой промежуток времени, когда «Софткей» не работал — 1,5 часа — был вызван ошибкой их специалиста, которого тут же уволили.

— А почему, — спрашиваю, — ты говоришь обо всем этом в настоящем времени? Разве «Софткей» так до сих пор и не работает в штатном режиме?

- Для пользователя режим может и штатный, но «Софткей» обновляется раз в две недели, а иногда и чаще — подключаем новые платежные системы, новые языки, внедряем новые возможности для вендоров, делаем систему ещё более удобной. Так что Рыжиков обеспечен работой до конца дней своих, не иначе.

Рыжиков скромно, но довольно улыбнулся шутке, и — ушёл, время пришло. А я спросил у Феликса:

— Но если система непрерывно совершенствуется, почему бы не нанять специалистов на зарплату в «Софткей»? Зачем платить Рыжикову?

— А ещё, — продолжает идею Феликс, — можно поставить себе сервера под Oracle, нанять себе пару администраторов и пытаться сэкономить на этом $5–7 тыс. в месяц — именно столько мы платим ДАТАФОРТ за их услуги. Но я — принципиальный сторонник аутсорсинга. Каждый должен делать то, что он хорошо умеет. Иначе развития не будет. За развитие нужно платить. Это стандартная проблема, которая возникает между заказчиком и исполнителем. Заказчик либо считает, что исполнитель за те же самые деньги, которые он заплатил ему за работу, должен поддерживать и развивать систему, либо считает, что исполнитель может помочь решить его, заказчика, проблемы без его, заказчика, участия. И то, и другое неверно. Свои проблемы заказчик должен решать самостоятельно, ни на минуту не забывая, что систему нужно развивать и улучшать непрерывно. И тут не нужно скупиться. Все расходы, в итоге, окупаются. На сегодняшний день в России «Софткей» -самая лучшая, функциональная и полностью прозрачная платформа для ордер-процессинга, создания электронных магазинов и витрин для поставщиков цифрового контента. Вот через месяц мы объявим о совместном проекте со «Звуками.ру», они с нашей помощью музыку продавать будут.

И в этот момент в кабинет неожиданно заходит Соня Соколова, главный редактор «Звуков.ру»! Причем у Сони в руках каталог офисной мебели «Феликс»!

И тут я не выдержал:

— Феликс, ОК, отличная работа, но признайся, что ты все эти визиты подстроил. Как-то очень уж удачно все складывается!

— Ну, если бы мне нужно было все подстроить, я бы, возможно, так все и сделал, — не растерялся Феликс, — Но в данном случае, все по-честному. «Битрикс» находится в этом же здании, а «Звуки.ру» скоро сюда переедут. Мы даже шутим, что на Староалексеевской «силиконовый бугорок» образовался и дальше растет — кроме нас и «Битрикса» здесь же часть компании «Элкомсофт», московское представительство компании «Промт», веб-студия «Махаон», а теперь вот и «Звуки.ру». И, кстати, мне пора (мы заранее договорились, что Феликс на пару часиков уедет на заседание в Минсвязи, где он должен был присутствовать как председатель правления ISDEF — прим. автора), вы тут с Соней поговорите, а потом тебя Ника Брылина (менеджер по PR) по «Софткею» поводит.

Феликс уехал в Минсвязи, пришла Ника с фотоаппаратом, а я тем временем стал допрашивать Соню по поводу их с Феликсом нового проекта.

— Как сайт будет называться? Почему, кстати, ты раньше музыку не продавала? И почему решила заниматься этим проектом совместно с «Софткеем»?

— Название сайта пока сказать не могу, объявим через месяц. Ну, а насчет музыки — было много проблем с законодательством, с технической реализацией системы — ведь музыку продавать не просто, нужно учитывать интересы и авторов, и исполнителей, и правообладателей. Честно говоря, у меня была информация, что эту проблему решит другая организация, занимающаяся коллективным управлением авторскими правами. Но проблема так и не была решена. А между тем, с 1 сентября вступает в действие новая редакция закона об авторском праве, которая, наконец, дает автору полномочия отказаться от коллективного управления его авторскими правами. В общем, самое время заняться бизнесом по легальной продаже музыки. И сервис «Софткея» в этом плане подходит на 100%, поскольку является абсолютно прозрачным для всех участников сделки, обеспечивает полноценный контроль, очень удобен в использовании и абсолютно «белый» с точки зрения налогообложения.

— А разве MP3-файлы уже не продаются легально?

- Не легально, а условно легально. Магазин либо платит правообладателю какую-то фиксированную сумму — потому что, дескать, точную сумму посчитать невозможно. Либо платит организации по коллективному управлению авторскими правами — индульгенция для пиратов. В общем, в любом случае правообладателю приходилось полагаться на честность продавца MP3. Продавая с помощью «Софткей», мы решаем проблему с недоверием раз и навсегда — обмануть владельцев прав при всем желании продавец MP3 просто не сможет. Огромный плюс этой системы в том, что она автоматически распределяет доходы между всеми участниками сделки — правообладателями, авторами музыки, слов и нами, как продающего сервиса. Ну и, наконец, у «Софткея» абсолютна такая же позиция относительно пиратства во всех его проявлениях — с пиратами можно бороться, и сегодня можно зарабатывать, продавая цифровой контент — будь это ПО или музыка — абсолютно легально.

Вероника Брылина

Вероника Брылина и меч со "Звездой Давида"

Как бы подтверждая слова Соколовой, в кабинет Мучника заглянул Игорь Быстров из Некоммерческого Партнерства Поставщиков Программных Продуктов — организация как раз занимается борьбой с пиратами. Ника вышла к Игорю, но быстро вернулась, сообщив, что Быстров приезжал за антипиратскими майками «Честность девушке не помеха». Через какое-то время Соня нас покинула, а мы с Никой остались наедине…

Вторая семья

— С кем бы вы хотели поговорить? - спросила Ника, — Отдел маркетинга, клиентский отдел, отдел работы с партнерами — кто больше интересует?

Для начала, — говорю, — с вами. Какова ваша рекламная и PR-политика? «Софткей» был признан лучшим Интернет-магазином 2006-го года — по версии сетевого конкурса РОТОР, Феликс достаточно часто мелькает в прессе, есть какие-то ноу-хау? Как вы работаете?

— Оля Мананникова, исполняющая обязанности начальника отдела маркетинга, — неожиданно призналась Ника, — очень расстроилась, когда узнала, что вы придете в «Софткей», когда её не будет. Она сейчас в Турции отдыхает. А начальник отдела — Таня Цветкова — в декретном отпуске. Вообще-то это все их вопросы! Я же в «Софткее» совсем недавно работаю, всего полгода.

— Да я знаю, что она в Турции, — я тоже печально вздохнул, — Но отвечать-то все равно вам, если уж Оли нет с нами…

— Ну, если говорить про общие принципы, то общий принцип один. «Забудьте, — всегда говорит Феликс, — о так называемых „продвинутых пользователях“, наша задача — донести информацию о легальном софте до обычных людей», для тех, кто, например, покупает компьютеры, которые, в отличие от программного обеспечения, давно стали товаром массового спроса. Вот, например, в июне начнем вкладывать наш каталог в каждую коробку с компьютером, который продается в компании «ДЕПО». Или, например, майки «Я пережил зиму 2006 года — потому что сидел в Интернете и покупал легальный софт». Когда мы их выпустили, то даже не представляли, что это само по себе будет весьма выгодным коммерческим проектом. Если хотите, я позже узнаю, сколько мы их продали, но продали очень много. В этом же ряду — онлайновый журнал Softkey.info, который «Софткей» издает вот уже третий год подряд — под редакцией Алекса Экслера. Этот журнал мы делаем именно с прицелом на популяризацию программ среди тех, кого «продвинутым» пользователем назвать трудно.

В принципе, тот факт, что именно Феликс помогал Экслеру издавать его первые популярные книги (например, «Bat для чайников») я знал и раньше, Алекс сам мне об этом рассказывал. Однако рекомендацию «забыть» о пользователях «продвинутых» все-таки я как-то не понял — компанию «Софткей» регулярно упоминают в специализированной прессе, а сам Феликс — активный блоггер (см. felixm.blogspot.com) и постоянный автор «Компьютерры» (как он сам рассказывал, даже получает за публикации гонорар). Этот вопрос я попросил мне прояснить.

- Да нет, — прояснила Ника (Вероника на самом деле) — интересы продвинутых пользователей мы не игнорируем. К нам регулярно обращаются специализированные СМИ, мы, разумеется, даем им комментарии — в полном объеме. Например, вот, только что из «Вебпланеты» пришел вопрос: почему лишь 50% размещенных на «Софткее» заказов в итоге оплачиваются. Но в данный момент для нас, в первую очередь, интересны именно пользователи «непродвинутые» — их значительно больше. Да если даже опросить «продвинутых», думаете, многие из них знают, например, о «Календаре контрацепции и зачатия» или о «Считалке калорий»? А между прочим вот таких, очень полезных в повседневной жизни программных продуктов у нас предлагается очень много. Конечно, основной объем продаж сегодня приходится на «Антивирус Касперского», «Битрикс», DeviceLock, Remote Administrator, однако есть и другие — именно их мы и продвигаем сегодня в буклетах в первую очередь.

— А что вы, кстати, ответили «Вебпланете» насчет 50%?

— Ответ простой — 50% оплаченных заказов это очень высокий показатель. Хотите кофе?

Идем за кофе, в коридоре ко мне подходит мужчина лет 40-ка с приятным, улыбчивым лицом.

— Простите, вы не Алексей Ходорыч?

— Да, именно он, а вас как зовут?

— Николай Дёмочкин — коммерческий директор «Софткея», — не зря говорят, что на ловца и зверь бежит. Коммерческий директор это то, что нужно! О бизнесе с Феликсом поговорить мы не успели, так что нужные мне подробности я узнал именно от Николая.

Николай Дёмочкин

Николай Дёмочкин — коммерческий директор компании «Софткей»

 

Подробности такие.

1. По итогам 2005-го года оборот «Софткея» составил около $5 млн., из них реальный доход самого «Софткея» — 15%, т.е. около $750 тыс., ежемесячно в «Софткее» совершается примерно по 12 тыс. покупок (В «Озоне», для сравнения, 70–80 тыс.), 15% клиентов — повторные.

2. Раньше продажи росли каждый год в два раза, прошлый год на 70%, сегодня в нем работает 35 человек.

3. На окупаемость Интернет-магазин (сам Дёмочкин называл «Софткей» уже не Интернет-магазином, а супермаркетом цифрового контента) пока не вышел — затраты на офис, развитие сервисов, рекламу, поддержку представительств (на Украине, в Белоруссии, Казахстане, Литве, Латвии, Польше, Израиле, Молдавии) пока несколько превышают доходы. Впрочем, согласно бизнес плану, разработанному ещё в 2000-ом, так и должно было быть, выход на окупаемость запланирован как раз на 2006-ой.

3. На сегодняшний день с «Софткеем» работают больше тысячи производителей ПО, причем 20 из них продают свои программы не только через «витрину» «Софткея», но и через «собственные» магазины, которые, по сути, являются именно «Сотфкеем» — та же система, но в другом флаконе.

Последнее утверждение меня очень заинтересовало.

— А не планируете, — спросил я Николая, — продвигать систему «Софткея» именно как сервис для создания магазинов? Если вы утверждаете, что аналогов ему сегодня не существует, мог бы быть отличный бизнес!

- Аналогов точно нет, по крайней мере — в России. Недавно в «Битрикс» пришел программист из Калининградского «Билайна», так был очень удивлен. «Я думал в „Билайне“ биллинговая система сложная, но теперь я вижу, что у вас-то покруче будет» — так и сказал! Однако продавать наш сервис именно как сервис по созданию электронных магазинов, не будем — это ж совсем другой бизнес. Таким сервисом, насколько я знаю, пытался расшириться Amazon — но овчинка выделки не стоит — так мы считаем. «Софткей», прежде всего, — электронный супермаркет цифрового контента, и если и предоставляем такую услугу, то лишь нашим партнерам.

- А почему вы упорно называете «Софткей» электронным супермаркетом цифрового контента? Почему не Интернет-магазином программного обеспечения?

— Ну, супермаркет звучит солиднее, — Николай смеется, — Что касается «цифрового контента», то здесь все по-честному, мы ж не только программное обеспечение продаем, сейчас, например, с огромным успехом мы продаем пин-коды для мобильной связи, для Интернет-телефонии, для доступа в Интернет, учебные курсы, скоро будем музыку продавать.

— А работать-то много приходится коммерческому директору?

— У нас продажи идут по всему миру, вечером прихожу домой — и начинаю разбираться с клиентами и поставщиками по ту сторону океана.

Особой усталости в глазах Николая я, впрочем, не отметил. Из чего сделал вывод, что насчет какой-то суперзагрузки он, возможно, немного преувеличивает.

— А давно вы в одной команде с Феликсом?

— Фактически с Воронежа, когда Феликс ещё там работал. Потом он организовал «ТФМ и К» в Москве, а теперь вот в «Софткее».

— А как «ТФМ и К» расшифровывается?

Николай начал было темнить, что смысла это аббревиатуры никто уже и не помнит, но человек за соседним от Дёмочкина столом внес ясность в этот вопрос:

— «ТФМ и К» это «Торшина» — наш главбух, «Феликс Мучник» и «Коля», Коля это Николай Дёмочкин и есть. Хотя вариантов расшифровки за эти годы было много.

— А вас как зовут? Какая ваша должность?

— Алексей Ровдо, начальник отдела!

— А какого?

— В «ТФМ и К» — начальником отдела информационных систем работал, а в «Софткее» просто «начальник отдела», какого даже я сам не знаю. Занимаюсь новыми проектами, аналитикой, организационной структурой. Видимо — это отдел перестройки, хоть такого пока и нет.

С Николаем и Алексеем временно прощаюсь — нужно же с другими сотрудниками «Софткея» пообщаться, в смежном кабинете сидят три человека. Над головой самого большого из них висит сабля.

Вероника Брылина

Александр Семёнов — заместитель гендиректора по общим вопросам

— Вы тут все, что ли, оружием увлекаетесь? - спрашиваю я, вспомнив, что в кабинете Мучника висит огромный меч со «Звездой Давида» (его Феликсу недавно подарил глава антипиратской ассоциации «Русский Щит» Юрий Злобин)

— Да мне по должности положено, — отвечает сотрудник «Сотфкея» и представляется, — Александр Семёнов, заместитель гендиректора по общим вопросам.

— ?

— Я, помимо всего прочего, ещё и начальник службы безопасности, — поясняет Александр, — а вообще, мы с Феликсом миллион лет знакомы, вместе вольной борьбой занимались, правда, он — в самом легком, а я — в самом тяжелом весе.

Все это время Ника пытается сделать удачные фотографии, и я пытаюсь вовлечь и её в беседу — все ж как никак PR-менеджер:

— Вероника, что ж — тут семейная компания что ли какая-то? Все с друг другом, как выясняется, уже давно знакомы.

— Да нет, — поясняет Вероника, — из старых знакомых Феликса только несколько человек, все остальные — из нового времени. Вот, хотя бы Аркадий Макаров, он у нас с партнерами общается.

Я смотрю Аркадия, его лицо мне смутно знакомо. Аркадий приходит мне на помощь:

— Алексей, мы ж на осеннем ISDEF под гитару песни пели, не помнишь?

— Точно!

— Кстати, я вот как раз согласен, что «Софткей» семейная компания в каком-то смысле. Сюда приходишь как в семью — атмосфера такая же благожелательная и очень комфортная.

— Перерабатывать не заставляют? Вот коммерческому директору, как он говорит, и по ночам приходится работать.

— Это потому что у него фронт работ большой. А лично у меня времени на личную частную жизнь остается немало. Пойдем, покурим?

В курилку идем вчетвером — Николай, Александр, Аркадий, и я. Они курят, а я информацию собираю, благо курящих в «Софткее», как выясняется, много. Просто подхожу, спрашиваю, кого как зовут и в каком отделе кто тут работает.

— Тимур Курков, заместитель руководителя отдел продаж!

— Отлично, с вас парочка забавных историй, с клиентами же вечно что-то приключается.

— Забавных и правда много. Вот, например, год назад кардеров поймали. Я обратил внимание, что два молодых человека покупали ПО — самое разное и в большом количестве, всего на 80 тыс. рублей. ОБЭП устроил на них засаду, прямо у нас в офисе, взяли с поличным — они расплачивались по чужим, ворованным кредиткам.

— Посадили?

— Да нет, дали условно. Во многом из-за нашей позиции. В общем, было очевидно, что это новички, иначе б вели себя значительно осторожнее.

Тут в курилку входит Алексей Ровдо:

— Был только что в бухгалтерии, сказал, что сейчас к ним корреспондент придет — девушки переживают, что спрашивать-то будет? Что отвечать? Ну, я им и говорю: скажите — замуж хотим!

Бухгалтерия

Девушки хотят замуж

— А это, кстати, идея! - меня, кстати, осенила идея, — Срочно в бухгалтерию! Сейчас сделаем фото — «Девушки хотят замуж».

Заходим к Нике в кабинет — в радостью вижу какой-то транспарант с наклеенными бумажками «Превед», «Пиши исчо» и так далее (все знают, я эти термины люблю)

— Кто приклеил? - спрашиваю.

— Алексей Кабалин, — отвечает Ника, в нашем отделе тоже работает.

Пытаюсь поднять транспарант, меня бьет током.

Мы с Никой ещё долго ходили по «Софткею», и информации я нарыл очень много. Пересказывать её можно долго, скажу лишь общее впечатление: сотрудники в «Софткее» не то, что бы просто веселые, но с мгновенной реакцией, на шутку отвечают тоже шуткой, причем более-менее остроумной. Подробных примеров — это мой журналистский прокол — увы, не помню, помню лишь ощущения.

— Каков гендиректор, таков и коллектив, что тут удивительного? - резюмировал управляющий директор «Софткея» Дмитрий Румянцев, — Каким-то образом Феликс тут всех так зарядил, что текучка в «Софткее» практически нулевая. Разве что в декрет. Хотя не сказал бы, что зарплаты у нас какие-то очень уж высокие — средние по рынку. Да и предложения — это я точно знаю — наши сотрудники получают регулярно. Но — не уходят.

— А вот Феликс, — вспоминаю я разговор, который остался за кадром этого репортажа, — хвастался, что вроде как наладил в «Софткее» некую идеальную систему, которая не критична к качеству каждого отдельного элемента, но «позволяет ему раскрыться и самореализоваться в полном объеме». И, вроде как, это связано тем, что он долгое время занимался разработками СУБД — кажется, «Линтер» называется. И ещё он сказал, что система отлажена таким образом, что перерабатывать сверх меры сотрудникам «Софткея» не приходится. Цитирую: «Я могу весь день сидеть в кабинете, и никто ко мне даже и не зайдет. Это значит, что система работает почти идеально!»

Вероника Брылина

Вероника Брылина и «убойный» транспарант

— Так это он так думает, — разоткровенничался исполнительный директор, — что никто у него тут не перерабатывает. Я, например, ложусь спать часа в три ночи, а встаю в восемь. Оттого он и думает, что все работает как часы…

Захожу в «Элкомсофт» — часть этой компании, напомню, находится на этом же этаже. Там меня встречает Дмитрий Харченко, директор по маркетингу — мы с ним знакомы с осеннего ISDEF. Он пьет кофе, и как всегда, немного хитровато улыбается. Про дела мне слушать было уже не интересно, в тот момент я немного подустал, если честно. Требую с Дмитрия интересную историю. И он тут же мне её рассказывает! (Сотрудники «Элкомсофта» за словом, как всем известно, в карман не лезут.)

— Видишь,- говорит Дмитрий, — увлажнитель воздуха работает? Думаешь, ради комфорта? Как бы не так. Я недавно к своему компьютеру прикоснулся, а он задымился и сгорел. Фантастическая на первый взгляд история. А потом мне рассказали, что все дело в турецком ламинате и чересчур гигроскопичных обоях. Статическое электричество, в общем, накапливается, хорошо хоть жив остался. Вот, купили увлажнитель, с ним шанс выжить больше.

Вспоминаю, как меня ударил транспарант с «преведом» — все совпадает!

Вундермен

Феликс Мучник приехал часа в три дня, и мы втроем с Никой поехали в рыбный ресторан «Порто Мальтезе» на Б. Спасской. Забегая вперед, скажу, что обед до восьми вечера я точно не планировал. Но — так уж оно в итоге вышло. А пока мы едем, Феликс пытается у меня выяснить, что мне удалось выяснить в «Софткее», пока его не было и, вообще, что говорят сотрудники. Я честно рассказываю Феликсу, что мне, в общем, все очень понравилось. А единственный момент, на котором мне Феликса, как мне показалось, удалось подловить, это то, что никто в его компании никто особо не перерабатывает. Перерабатывают, как выяснилось, почти все.

Феликс Мучник

…и мы втроем с Никой поехали в рыбный ресторан.

- А я и не говорил, что у нас легко, — сказал Феликс, — я сам ложусь спать в три ночи, отсыпаюсь на выходных. Просто система работает почти идеально, вот что важно! Неверно ты меня понял. У нас работать трудно. Зато как в Китае: сегодня лучше, чем вчера.

— Тут ты прав, — признался я, — видать, это я, по-журналистски, немного передернул. А мог бы ты, для полноты картины, рассказать о себе что-нибудь интересное, а то почти про всех все узнал, настало время и тебе о себе рассказать!

— А тебе не говорили, — тут же сориентировался Феликс, — как я на работу принимаю? Собеседование проходит пару минут. Собственно, этого достаточно, чтобы понять, что за человек передо мною, насколько он вообще обучаем, и подходит ли он для работы в моей команде.

Вообще-то нет, а как тебе это удается?

— Не знаю, как, но человека я чувствую сразу. Я, кстати, и книжки читаю страницами, могу и верх ногами, а вообще я бывший вундеркинд — школу закончил в 13 лет. Вырос в Одессе, на Малой Арнаутской, правда потом пришлось уехать в Воронеж — в Одессе мне в не позволили окончить школу досрочно, вот мы и уехали.

— Гм… Бывший вундеркинд как-то не очень звучит. Тебя нужно называть вундерменом, — придумал я шутку, и тут мы подъехали к ресторану.

— Я вообще, — разоткровенничался Феликс, заказывая нам всем блюдо на свой вкус (устрицы, салат из морепродуктов, какую-то запеченную рыбу и домашнее белое вино), — очень люблю средиземноморскую кухню. Все-таки одесские корни дают о себе знать. Да и в целом, люблю вкусную кухню, особенно кухню моей жены. Несмотря на её основную специальность (она доктор биологических наук), её хобби — готовить. Собственно, что мы едим дома, можно увидеть в её блоге — receipts.blogspot.com.

— А давно в Одессе был?

— Года два назад. Мы с супругой очень любим на Кипре отдыхать, особенно уважаем город Пафос. Там так спокойно и безмятежно, эх, в сентябре опять поедем!

— Спокойствие — хорошо, — соглашается Ника — Но разве не наскучивает? Ведь только что говорили о том, что ограничения, цейтнот полезны для дела, что порох без гильзы — это просто пшик (эту часть беседы я опустил, иначе текст мог бы быть ровно в два раза больше — прим. автора).

— Порох без гильзы, это действительно пшик, — соглашается Феликс, — Но это только если ты на войне. Да и потом, порох нужно сушить на солнышке. Кстати (это уже ко мне — прим. автора) знаешь, что я уже дедушка? Внучке два года. Вообще своих женщин очень люблю — самые дорогие для меня люди это мама, супруга, дочка, и внучка. Я и в «Софткее» долгое время пытался довести количество женщин до 60%, и мне это удалось — женщины цементируют коллектив. Мужчины, конечно, может быть и более креативны, но женщины — залог стабильности. Странно, что не все это понимают.

Тем временем, принесли салат, устриц, и белое вино.

— Часто на обед вино заказываешь? - спрашиваю.

— Если дальше не нужно работать, могу и заказать, я ж человек южный, а там вино за обедом — в порядке вещей.

Феликс Мучник

Феликс Мучник — вундермен

- А что кроме вина пьешь?

— Много чего, но — кроме водки. Водку активно не люблю, она — глушит, а не веселит. Не люблю терять контроль над ситуацией.

Подняли бокалы за женщин, но меня, как журналиста, в первую очередь интересовал бизнес компании «Софткей». И я стал прояснять оставшиеся на данный момент вопросы.

— Вот ты ещё утром сказал, что даже при всем желании догнать «Софткей» в его нише сегодня в Рунете уже ни у кого не получится, ты правда так считаешь?

— Теоретически, конечно, догнать можно. Но практически, это можно сделать, лишь потратив несколько миллионов на воссоздание столь же совершенной системы, на рекламу, на налаживание связей с клиентами. Вряд ли сегодня инвесторы пойдут на такие расходы — все-таки торговля программными обеспечением через Интернет, даже с учетом всех наших успехов, не такое уж золотое дно, уж лучше вложить деньги в кинобизнес какой-нибудь.

— Но ведь вы с партнерами стали этим заниматься?

— Мы — другое дело. Мы с самого начала верили в успех, я знал, что если уж по всему миру легальное программное обеспечение продается с большим успехом, то рано или поздно, этот успех можно повторить и в России. Ты ж не забывай о составе партнеров — тот же Саша Каталов. Именно с его статьи о «шароварении» в 1998-ом в России стал развиваться shareware-бизнес. У меня и Димы Румянцева ещё до создания «Сотфкея» были реально работающие компании, занимавшиеся регистрацией и продажей создававшегося в России программного обеспечения. В общем, мы объединили свои усилия в рамках одной компании, похожей по своему потенциалу третьей силы в России на данный момент просто нет.

— А как ты, кстати, с Каталовым познакомился?

— О, это была очень забавная история. Тогда ещё моя компания «ТФМ и К» находилась на Звездном бульваре. И, как-то раз, я пишу письмо на английском в баннерную сеть Adshareware.net — как туда попасть? Мне приходит ответ на русском — покупай ящик пива и дуй на пятый этаж. Так и познакомились, «Элкомсофт» как раз там находился.

— А вот ты по кинобизнес упомянул, какие тебе фильмы нравятся?

— В отношении фильмов, книг и вообще, любых плодов человеческого труда, будь это живопись, бизнес, или просто кулинарное блюдо, для меня очень важен сам факт наличия труда — извини уж за тавтологию. Вот многие ругают Microsoft за его недоделанные программы. Но сделать идеальный продукт невозможно, главное — делать хоть что-то, делать реально, а уже потом решать эти проблемы. Или, взять те же журналистские статьи. Автор может в чем-то ошибаться, но если он сделал все, что мог, если работал не спустя рукава, а в полную силу, если не ленился, результат всегда будет хорошим. Вот мне, например, если говорить о живописи, Шишкин — нравится, а вот Малевич — нет. У Малевича труда нет, есть некая идея, но идея без труда — это ноль без палочки. По этой же причине, мне активно не нравятся лотереи. Ничего в мире не дается просто так. Если ты выиграл в лотерею миллион долларов, ты что-то обязательно проиграешь. Очень характерный пример этой женщины, которая несколько лет назад выиграла в «Бинго» миллион долларов. Она спилась и умерла. Я бы хотел заработать миллион и лучше не один, но не в коем случае не выиграть его просто так. Лишь труд придает полновесность успеху, успех без труда — это временная фикция, за который человек расплачивается равно или поздно.

— Но, тем не менее, какие фильмы нравятся?

— В моей домашней коллекции — «В джазе только девушки» и «Джентльмены предпочитают блондинок» с Мэрилин Монро, «Танго втроем», «Бар 'Гадкий койот’«, «Красотка», «Идентификация Борна», фильмы Бонюэля и Альмодовара, «Крепкий орешек», «Такси», «Блеф» и прочие фильмы с Челентано… Много чего есть, вот, что на память пришло.

Довольно-таки разношерстная подборочка! А фильмы-то все, в основном, развлекательные…

— А кино и должно развлекать. Как там говорил Голдвин Майер? «Кино — для развлечения, а послания пускай передает Western Union». Полностью с ним согласен.

— Какая литература нравится?

— Фэнтези. Мне нравится, когда автор моделирует реальность — во всех её мелочах. Меня это просто завораживает.

— Ну, а сам творчеством занимаешься?

— Стихи иногда пишу. «Я живу в параллельных мирах, // В пересеченье событий, // Я живу на семи ветрах, // В паутине из множества нитей…» Этому, кстати, больше двадцати лет. Не думал я тогда, что придется зарабатывать в Интернете. Просто так сложилось, что с самого детства общаюсь одновременно и со сверстниками, и с людьми значительно меня старше. Мне нравится общаться с разными людьми. И вообще, мне очень нравится жить интересно, я очень жадный до жизни. Если ты утром просыпаешься, и тебе неинтересно идти на работу — пора менять работу! Мне пока очень интересно. Я вообще очень люблю удивляться. И удивлять. Это связанные вещи. Одно без другого невозможно.

Тем временем, принесли рыбу. Название не помню, но югослав, который её подавал, сказал, что это что-то вроде черноморской камбалы, только не из Черного моря.

Мы обсудили множество вещей. Например, поговорили о политике.

— Ты знаешь, — сказал мне Феликс, — Никогда не понимал тех, кто активно интересуется политикой, обсуждает её, делает с умным лицом глубокомысленные выводы и так далее. Все равно, на том уровне, на котором все это происходит — все это разговоры в пользу бедных. На самом деле, если в целом ситуация нормальная, то каждому человеку интересен прежде всего он сам. Я вот считаю, что сейчас ситуация в принципе нормальная. Зачем воду в ступе толочь? Нужно просто делать свое дело, работать, а не кричать демагогические лозунги на реальных и виртуальных баррикадах. Меня всегда интересовал вопрос обоснованности усилий. Если усилия необоснованы, то незачем тратить силы. Такова моя позиция.

— Ну, ты ж тратишь силы, сражаясь за легальный софт?

— Только потому, что считаю, что эти усилия абсолютно обоснованы. Нет ни одной причины, по которой мои усилия, и усилия всех тех, кому идея легального софта тоже близка, могли провалиться бы. Эти усилия как раз обоснованы.

— Но, согласись, что для человека, выросшего на Малой Арнаутской, где, как уверяют Ильф и Петров, делают всю контрабанду, странная принципиальность. Это ж все ради бизнеса, верно?

— Я программирую с самого детства. Это раз. Люди должны право получать деньги за свою работу. Это два. У меня на контрафакт просто какая-то идиосинкразия — может быть именно потому, что я вырос на Малой Арнаутской! Это три.

— Чего это ты как Фандорин заговорил? Акунин нравится?

— Ну да, отличный автор и имитатор. Сейчас как раз «Ф.М." прочитал. Меня в нем привлекает его игра с читателем — в первую очередь. Читал, кстати, Владимира Леви — «Искусство быть другим»?

— Нет.

— Вот он пишет: «Попытайтесь изобразить профессора, изображающего обезьяну, которая пытается изобразить профессора». В этом, если подумать, есть глубокий смысл. Это помогает избавиться от обусловленности — а ведь именно от нее все проблемы. Как только начинаешь играть, предвосхищая события, все становится проще. Вот я, в «Софткее», даже голос если и повышаю, то только до того, как мне действительно хочется его повысить. В противном случае, ситуация может тобою завладеть, а этого я не люблю.

— Кажется, у апостола Павла было похожее высказывание, «Владейте тем, чего вы желаете, но не позволяйте тому, чего вы желаете, владеть вами», ты же примерно об этом?

— Да, именно об этом.

Феликс и девушки Софткея

Феликс Мучник и девушки «Софткея» (фото из корпоративного архива)

 

— А как ты как насчет религии?

— Я — агностик. / Источник: Вебпланета



<<Назад

Отзывы (0)

Добавить отзыв






Новости Сети
« июнь 2006 »
пн   5 12 19 26
вт   6 13 20 27
ср   7 14 21 28
чт 1 8 15 22 29
пт 2 9 16 23 30
сб 3 10 17 24  
вс 4 11 18 25
Заголовки всех новостей

© 2000 Volchkov.ru