Волчков
точка ру



Домен или IP:

Мой IP
  Обмен валют
  WHOIS
 
  Доменные
новости
  Новости Сети
  Самые дорогие доменные имена
  Самое длинное доменное имя Рунета
  Список регистраторов домена RU
  АКЦИЯ
  Энциклопедия контента
 
 
 
  В закладки
  Стартовой
 




Как эксперт Аммосов «Яндекс» мерял
30.03.2006 22:38:42

Утомленные туманными инвестиционными перспективами, участники секции «Инвестиции в Рунет: второе дыхание или второй пузырь?» покорно ждали «гвоздя программы». Собравшиеся силились угадать, кому на этот раз доверили разогревать аудиторию. И «гвоздь» не заставил себя ждать.

— Не господина эксперта Аммосова, а господина Аммосова из «Эксперта». Что вы такое говорите, батенька, даже стыдно! — с ходу напустился докладчик на попавшегося под руку Александра Бурмистрова.

Первые ряды благоговейно замерли, прогнувшись под тяжестью авторитета.

— Я не буду ни на кого давить данными или спорить, а просто попытаюсь взять данные популярной компании, которая была тут раз 20 упомянута, как-то «Яндекс»….

Юрий Аммосов обвел взглядом присутствующих и, не заметив никого подозрительного из упомянутой компании, продолжал:

— … попробовать положить на нее цены и показать вам, каким образом эта цена была сформирована.

— Дайте-ка мне первую картиночку, — вальяжно обратился он к безмолвному ассистенту.

— Для этого нам нужно будет сделать семь простых шагов.

На первой картиночке красовались три основных метода оценки компании.

Докладчик пояснил:

— Метод первый: вспомнить, что стоимость компании является ничем иным как приведенной стоимостью всех ожидаемых денежных потоков от этой компании. Это очень хорошо работает, когда мы говорим о прогнозируемых компаниях, где о денежных потоках можно говорить с определенной долей уверенности. Идеальный вариант такого бизнеса — это, скажем, водопровод.

Довольный удачным примером, эксперт терпеливо растолковал разницу между водопроводом и «Яндексом»:

— Поскольку мы говорим о компании, которая фигурирует на рынке быстро изменяющемся, быстро растущем, живом и с огромным количеством факторов неизвестных, постольку пользоваться этим методом нужно осмотрительно, и очень часто его не используют.

Google стоит в 86 раз больше, чем его годовая прибыль. Или же — если годовая прибыль Google будет стабильна, то через 86 лет деньги инвесторов отольются. Логично совершенно понять, что инвесторы рассчитывают, что не 86 лет их деньги будут отливаться, а гораздо быстрее. В среднем, на стабильных рынках РЕ болтается в районе 15–20. То есть от Google ждут или 6–7 кратного роста прибыли и, судя по всему, роста доходов в течение ближайших нескольких лет, или людей ждет большое разочарование.

— Или они играют на курсах акций! — выкрикнул кто-то из зала.

Господин Аммосов оторвался от слайда и пригвоздил «эксперта» уничижающим взглядом:

— Ну извините, курс акций определяется на рынке в любой момент все тем же cash-flow.

После подавления мятежа докладчик вновь обратился к слайду:

— Значит, следующий метод. Рынок может быть недопродан, рынок может быть перепродан. Стоит взять какую-то сопоставимую компанию, которая торгуется на открытом рынке. Поскольку «Яндекс» на открытом рынке не торгуется, ликвидности у него нет, то можем просто прикинуть, какая у него будет цена. Скорее всего, у него будет цена, как у какой-то очень похожей на «Яндекс» компании.

В этот момент отдельные несознательные слушатели подумали о других участниках «большой тройки». Они ещё не знали, как глубоко ошибаются, и что через пару минут им придется краснеть за свои слова.

— Наконец, третий метод. Никого не считать, ни с кем не советоваться, а вспомнить, что цена — это функция от согласия двух сторон — продавца и покупателя. То есть пойти к тому же Генри Клоду и сказать: «Генри, сколько дашь за „Яндекс“»?

Некоторые даже прислушались в надежде услышать слова самого Генри. Однако вопрос был явно риторический, и за Генри пришлось снова отвечать Юрию Аммосову.

— Генри почешет репу, и скажет — дам столько-то и столько-то. Вот это будет, типа, цена. Её задает авторитет, мы авторитету поверим. Беда в том, что в России таких авторитетов нет, потому что публичного рынка нет, следовательно — нет аналитиков публичного рынка. Нет последних — не к кому пойти и спросить. Две предыдущие компании — «Рамблер» и РБК — в своем бизнесе имеют большое количество неинтернет-компонентов, и там ликвидность такая, что о рынке говорить не приходится, соответственно, этот метод нам не подходит.

Народ недовольно зашумел. Видимо, стало обидно, что на роль «российского Генри» не подошли даже «Рамблеру» и РБК. Между тем, эксперт Аммосов направил всех по второму пути:

— С чем можем сравнить. Есть компания Baidu, которая вышла на рынок в прошлом году с большим шумом и помпой — компания с неплохой ликвидностью, более или менее прозрачная, и делает почти то же самое, что «Яндекс».

— Страны похожи — Россия и Китай — обе богатые, развивающиеся, режим в обеих недемократический. Короче — сравнивать можно, — продолжал оценщик лить крамолу на головы собравшихся. Лица демократически мыслящих участников, по всей видимости, приобрели продолговатую форму, потому что Аммосов поправился:

— Нет, я лично считаю, что Россия — свободная страна! Я могу сейчас взять и гаркнуть в микрофон все, что угодно и никто мне за это ничего не сделает. Но у меня на это нет времени, извиняйте, — пояснил он собравшимся свое видение демократии.

— Шаг третий. Вот мы видели Baidu. Её текущая капитализация — видел сегодня утром — 1,65 млрд. Почему Baidu столько стоит? Первую картиночку. Перед нами функция от четырех аргументов. 1-й: это количество клиентов, причем — не текущих, а потенциальных — в целом. Baidu ценят не только за то, что работает она в Китае, где известное количество народонаселения. 2-й: финансовый результат. 3-й: уровень цен на рынке, то есть в какой мере та или иная страна недопродана или перепродана. 4-й — вау-фактор: а именно Google стоил 87, стоит 100, инвесторы готовы за него так много платить. Все потому, что вокруг Google сложилась замечательная легенда — в какой мере она оправдает себя, мы сейчас говорить не будем. Важно другое, что все компании рождаются разными, и вау-фактор пелевинский — это, условно, фактор индивидуальности компании. Самая сложная часть во всем уравнении, пожалуй.

Из зала послышался голос Антона Носика, задававшего вопрос «по Фрейду»:

— Если помнишь, у Пелевина было два вау-фактора — оральный и анальный. Ты какой именно имеешь в виду?

Аммосов задумался на пару секунд и пробормотал что-то вроде того, что «он Пелевина так внимательно не читал». Затем обрадовано воскликнул:

— Безусловно, оральный! Потому что все орут о компании, вот она и начинает стоить дороже.

— Короче, у нас есть стоимость — 1,65. Теперь нам нужно ввести поправочный коэффициент, который свяжет, а) аудитории двух стран, б) финансовые показатели компаний, в) перепроданность-недопроданность рынков, г) некую физиономию обеих компаний.

Мы имеем: целевую капитализацию Baidu, объем продаж, прибыль, отношение цена-прибыль, имеем интернет-аудиторию страны и, собственно, саму страну.

Капитализация — 1,63. Объем продаж — 40 млн. Прибыль — 6 млн. Отношение цена-прибыль — 267. Расчет строится на том, что в Китае пользуются интернетом 130 млн. человек. Выше аудитории своей страны компания дотянуться не может.

Из зала осторожно возразили, что количество китайцев не исчерпывается жителями Китая.

— Кто это сказал? — возмутился эксперт. Обнаружив нарушителя спокойствия, он смерил его холодным взглядом. — Я вас прошу, чтобы это была ваша последняя реплика. В качестве наказания за длинный язык.

Тем временем на экране дошло до препарирования «Яндекса»:

— Капитализация нам не известна. Объем продаж…

Так, стоп, откуда эти цифры — на сайте «Яндекса» висят данные за прошлый год. А за этот год данные ещё не поступили. Поэтому я экстраполировал те данные, которые имел, по своему разумению и с оценкой яндексовых перспектив. Так, объем продаж «Яндекса» будет 25 млн., а прибыль — 14 млн.

Аммосов обвел аудиторию победоносным взглядом. Вредные люди с ноутбуками, успевшие посмотреть актуальные данные, нехорошо улыбались. Наконец, они раскрыли глаза и эксперту.

— Сколько прибыль? 13? — воскликнул Аммосов.

— Так! «Яндекс» — продавать, он не оправдал ожиданий аналитиков, — с безаппеляционностью судебного пристава заметил эксперт. У особо впечатлительных слушателей индекс доверия к посрамленному «Яндексу» упал до нулевой отметки.

— Короче говоря, в принципе, мы легко можем пересчитать, посмотрим, что у нас получится с этими данными. Как видите, угадал я неплохо по прибыли. По продажам… В общем, скажу честно, лучше считать по прибыли. Лучше для «Яндекса». Значительно выгоднее, — сменил оценщик гнев на милость.

— Аудитория — 20 млн. А сколько правильно? — аж 40? — искренне удивился Юрий Аммосов в ответ на попытку прибавить к российской ещё и украинскую, и израильскую аудитории. — Ну что же, вы можете привести этот аргумент инвесторам.

— Получили модель. Чтобы сравнить капитализацию Baidu и капитализацию «Яндекса», нам нужно определить, в каком соотношении находятся целевые показатели и вывести общий коэффициент. Пожалуйста. Продажи соотносятся как 1,6. Если мы сюда введем, мы получим, что «Яндекс» до Baidu немного не дотягивает. По прибыли: прибыль Baidu относится к «Яндексу» как 0,43. Вот что лучше использовать — 0,43 или 0,8–0,9, которые мы получаем по продажам.

Интернет-аудитория соотносится в 6,5 — это главная проблема между «Яндексом» и Baidu. Антон правильно говорит: давайте посчитаем ещё всех иностранцев, ежели нам действительно удастся доказать, что аудитория реальная вдвое больше, что мы считаем всех людей по миру, что нужно считать не то, а это.

Дальше. Помните, говорил про вау-факторы. Думаю, что те из вас, кто следит за глобальными рынками, знают, как третий год подряд все сходят с ума по Китаю. Это не значит, что Китай обладает какими-то невыразимыми достоинствами, это значит одно: Китай в моде, а Россия — нет.

Порассуждав ещё пару минут о вау-факторах, господин Аммосов, наконец, признался, что не представляет себе его значение в случае с «Яндексом»:

— Вау-фактор существует, но он выпал из модели, мы его оценить не можем, он единичка. То есть «Яндекс» тождественен «Яндексу». Это просто имя — не больше. Вот если б он был тождественен Google, мы могли бы на него аж десятку налепить. Может, он в самом деле тождественен Google — все решится, когда вы придете к инвесторам. Если они скажут: «Яндекс»? Как, вы сказали, это пишется? В интернете можно посмотреть? Если они так скажут, значит, вау-фактор не больше единицы. Короче, ну не знаю я, какой он, вау-фактор.

Аудитория порядком устала от длительных подсчетов и коэффициентов, поэтому чуть не пропустила финальную цифру:

— Теперь что получилось: умножаем 0,43 на 6,5 на 2 = 5,57. Берем 1,63 Baidu и делим на коэффициент 5,57. Итого — 292,56.

Последнюю фразу эксперт Аммосов произнес с проворством наперсточника. Пока эпатированные слушатели пытались прийти в себя, он поспешил удалиться за стол докладчиков… / Вебпланета



<<Назад

Материалы по теме:
30.03.2006 09:59:46 Самые дорогие слова в AdWords, «Директе» и «Бегуне»
20.01.2006 01:54:57 Mail.ru и "Яндекс" заключили стратегическое соглашение
30.12.2005 22:55:02 Mail.Ru поставила поиск от «Яндекса»
23.12.2005 18:47:14 Алексей Басов: «Чтобы начать конкурировать с «Бегуном», нужно повторить еще много шагов»
22.12.2005 18:58:28 Открыта «Рекламная сеть Яндекса»
Все новости по теме

Отзывы (0)

Добавить отзыв






Новости Сети
« март 2006 »
пн   6 13 20 27
вт   7 14 21 28
ср 1 8 15 22 29
чт 2 9 16 23 30
пт 3 10 17 24 31
сб 4 11 18 25
вс 5 12 19 26
Заголовки всех новостей

© 2000 Volchkov.ru