Волчков
точка ру



Домен или IP:

Мой IP
  Обмен валют
  WHOIS
 
  Доменные
новости
  Новости Сети
  Самые дорогие доменные имена
  Самое длинное доменное имя Рунета
  Список регистраторов домена RU
  АКЦИЯ
  Энциклопедия контента
 
 
 
  В закладки
  Стартовой
 




Мозгва и мозгвичи
26.10.2005 15:06:22

Некоторые читатели моей человеческой истории Рунета настаивают, чтобы я рассказывал о программерах, написавших известные движки, а также о банкирах, которые купили этих программеров и тем запороли всю их полезную работу. Но к чему об этом рассказывать? Это же вечная, внеисторическая схема, и она вовсе не определяет специфику интернета в отдельно взятой стране. Специфику определяют совсем другие вещи. Например, городская архитектура.

# # # #

Грядущие поколения рассеян скорее всего забудут поговорку «в Тулу со своим самоваром». Не только из-за отсутствия самоваров в быту, но и по причине общего развала промышленности в провинциях. Зато говорить «в Москву со своими тараканами» будут еще долго. Это актуально, как говорят в самой Москве. А в противном случае там говорят — «это не актуально». Так сказала одна московская парикмахерша, указывая на мои питерские бакенбарды. И я сразу просек: с тараканами в этом городе проблем нет.

После того, как в конкурсе «Арт-Тенета» наступил полный «рдыц чыо пидсыц» (крылатое, но непереводимое выражение великого Делицына), самой активной тусовкой рунецких деятелей осталась рассылка ЕЖЕ во главе с горячим финским модератором Сашей Малюковым. Там обитали все, кто производил более-менее заметный и регулярно обновляемый контент. Ежедневно, еженедельно и так далее. На встрече ЕЖЕй в Питере осенью 98-го мы познакомились с московской частью тусовки.

Встречу назначили в Катькином садике, напротив «Елисеевского». Не хочется говорить, что идея места принадлежала москвичам — но кому же еще? Питерские-то знают, что в этом загоне из пропитанных мочой кустиков собираются распоследние городские педики. Правда, я и сам вспомнил об этом поздновато, лишь когда уже вошел в садик с Невского. Вокруг кустиков там и сям токлись небольшие компании. В них явно недоставало женского пола. Блин, как же тут отличить Отцов Рунета? Матерей-то у Рунета практически нет, словно русская Сеть родилась после гомосексуальной оргии. Может, потому и Катькин садик?!

К счастью, в одной группе среди десятка мужиков я заметил двух девиц. Я подошел к той, что стояла с краю (я все еще не был уверен…) и завел тактичную беседу о ее меховых наушниках и хреновом питерском лете. От толпы тут же отделился низкорослый чувачок с пронзительными глазами, подскочил к нам и представился мужем девушки. На голове у него болталась странная штуковина, типа помятого компакт-диска. Позже, ночуя у него дома в Москве, я узнал, что он действительно хранит кипу в коробочках из-под дисков, и по утрам долго мучается, разыскивая этот не очень теплый головной убор в своей обширной музыкальной коллекции.

Это был Носик. В холодной забегаловке на канале Грибоедова, где мы отмечали встречу сомнительными напитками из пластиковых стаканчиков, он сказал проникновенный тост. «Через 5 лет мы будем пить в залах с колоннами», — сказал он. 

Было в этом тосте что-то подозрительно знакомое, почти цветаевское: «Моим стихам, как драгоценным винам, придет черед…». Ну, черед-то придет, да только вдруг ты к тому времени бросишь пить, или просто не сможешь уже? К чему тогда драгоценные вина и колонные залы?

Увы, к этой правильной мысли я не прислушался. Может, потому, что тост был сказан практически на том же месте, откуда в прошлом веке успешно метнули бомбу в русское самодержавие. А может, повлияло то, что после тостов мы пошли кататься на кораблике по рекам и каналам Питера. Такие прогулки отлично поддерживают революционное настроение: с воды город видится совсем иначе, чем с улиц, вся его мрачная декартова решетка взламывается на раз. Живая метафора больших перемен с помощью совсем небольших действий — и видимо, главная тайна крейсера «Аврора».

# # # #

Следующий раз мы пересеклись с Антоном в Москве, в знаменитом притоне Журнала.Ру в Калашном переулке. Уже во время поисков этого призрачного переулка стало ясно, что для сдвига башни в столице совершенно не нужно плавать по каналам или встречаться в специальных пидорских садиках. Карта Москвы похожа на мозг, надежно захваченный пришельцами; однако пришелец-новичок, решивший прогуляться по центру, даже с картой легко заблудится в течение первого же получаса. Если в Питере ты четко знаешь, что свернуть четыре раза налево — это все равно что никуда не ходить, то в Москве две улицы, начинающиеся как параллельные прямые, очень незаметно расходятся в противоположные концы города, и Лобачевский хихикает в гробу. Случайно выскочить на красивую площадь так же легко, как вляпаться в помойку — зато пидоров встретишь и там, и там.

В общем, к подъезду главного московского интернет-притона я добрался уже затемно, в компании двух хорошо упитанных крыс — и кажется, был готов ко всему. Однако внутри мне довелось испытать сразу несколько шоков развиртуализации.

Первым делом я отправился в туалет. Двигаясь в подсказанном направлении по темному коридору, я наткнулся на крупного мрачного человека. «Леха!», сказал я и протянул руку. Человек что-то буркнул в ответ и протянул мне клочок бумаги. «Наверное, плохо у них тут с бумагой с сортире», подумал я. Но то, что дал мне крупный человек, было мелковато и жестковато. Войдя в ярко освещенный санузел, я разглядел подарок: визитку Темы Лебедева.

Остальные корифеи Рунета отличались от своих виртуальных образов еще сильней. Саша Гагин очень напоминал испанского актера Сержи Лопеса из французского фильма «Порнографическая связь». Зато Норвежский Лесной оказался копией Иисуса Христа в натуральную величину — когда он начинал что-то нести, окружающие сионисты говорили «Лесной, а сделай-ка руки вот так…», и он успокаивался.

Женю Горного я узнал сразу. Но не успел порадоваться такому совпадению виртуала и реала, как Горный тут же проявил способности, о которых я и не подозревал в Сети. Лукаво предложив «покушать яишенки», он умудрился заставить меня вымыть целую гору грязной посуды под надписью «Протравлено от тараканов».

Впрочем, на мою реальную физиономию тоже реагировали странно. Узнав, кто я такой, Настик Грызунова истерически засмеялась и куда-то убежала. До сих пор не знаю, что с ней тогда случилось.

Во всем этом бардаке серьезными людьми казались только двое. Золотозубый Андрей Левкин, похожий на бандита в завязке, тихо сидел за компом в самой дальней комнате и делал Полит.Ру, как бы давая понять, что все эти детские тусовки с бухлом ему глубоко по барабану. Да еще время от времени где-то на заднем плане мелькал хозяин притона, Дима Ицкович. Его как будто вытащили из анекдота про дворника с лицом Карла Маркса. Было заметно, что Ицковичу тоже нет смысла сбривать бороду, умище все равно девать некуда. Но судьба поступила с ним злее, чем с двориком: ему выпало приглядывать за сумасшедшим домом.

Так они меня и заманили. Сначала опытные пришельцы Гагин и Кудрявцев позвали в журнал «Интернет» выпускающим редактором — якобы всего на четыре дня, помочь доделать январский номер. Отказаться от предложения было трудно: в то время Cityline, где делался журнал, в натуре был самым нескучным провайдером. Достаточно сказать, что однажды по дороге в Библиотеку Иностранной Литературы я увидел здание, на котором висели две таблички: верхняя гласила «ВСЕРОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО СЛЕПЫХ», а нижняя — «Здесь подключают к Интернету. Cityline».

Правда, редакция журнала располагалась не в таком веселом месте, а в очередном кривомосковском переулке около «Парка Культуры». Но тут все же имелось нечто родное: в конце переулка, в неожиданном просвете набережной, маячила фигура очень знакомого Гулливера. Конечно, мозгвичи во главе с их главным скульптором Вазисубани изрядно поглумились над главным питерским персонажем — я был сразу и надолго поражен (видимо, ассоциация с нью-йоркской «Свободой» сыграла тут роковую роль) его ногами. Казалось, этому парню с газетой в руке специально оголили низ, чтобы он поменьше напоминал ту зеленую американскую девочку с мороженым. Вышло только хуже: устремленные ввысь, подобно бамбуку, тонкие ноги царя в обтягивающих трико сразу наводили на мысль о балеринах, что кружились на экранах ТВ во время всяких московских путчей.

Тем не менее, это был Петр I. Наш человек в полной Гаване. Человек, который первым прорубил Windows вплоть до установки соединения с Европой. Нужно было держать марку. Я никогда раньше не работал в бумажных журналах, так что сразу взял быка за рога и переписал большинство материалов. К примеру, в статье знатока фантастики Владимира Гакова рассказывалось о «Франкенштейне» Мэри Шелли и даже упоминался лорд-поэт Байрон. Но кому в нашем продвинутом журнале интересны гребаные поэты? Пришлось дописать, что Байрона мы в первую очередь уважаем как отца первой в мире программистки Ады Лавлейс, родившейся почти одновременно с «Франкенштейном». Ну и дальше в том же духе.

Когда все было закончено, в редакции появился Носик. Мы вышли покурить, и он рассказал про Газету.Ru. Носик уверял, что это будет халтурка на пару месяцев. А потом все загнется и я спокойно вернусь из этой дикой деревни в культурный город на Неве.

Конечно, он надул меня cо сроками. Как минимум в десять раз. Но я не возражал, хотя здесь тоже наверняка виновата городская планировка. Ведь это был уже не какой-то кишкообразный переулок, а почти питерская такая перспектива, Зубовский бульвар. Широкий и даже вполне прямой… особенно если забыть, что это лишь кусок Кольца. / Леха Андреев, Вебпланета



<<Назад

Отзывы (0)

Добавить отзыв






Новости Сети
« октябрь 2005 »
пн   3 10 17 24 31
вт   4 11 18 25
ср   5 12 19 26
чт   6 13 20 27
пт   7 14 21 28
сб 1 8 15 22 29
вс 2 9 16 23 30
Заголовки всех новостей

© 2000 Volchkov.ru