Волчков
точка ру



Домен или IP:

Мой IP
  Обмен валют
  WHOIS
 
  Доменные
новости
  Новости Сети
  Самые дорогие доменные имена
  Самое длинное доменное имя Рунета
  Список регистраторов домена RU
  Энциклопедия контента
 
 
 
  В закладки
  Стартовой
 




Нормативное регулирование интернет-адресации в России
16.10.2005 15:31:03

выдержки из материалов диссертационного исследования Милютина З. Ю. "Соотношение доменных имен со средствами индивидуализации": Дис. ...канд. юрид. наук. Москва, 2005

Нормативное регулирование интернет-адресации в России.

Интернет в России появился на рубеже 80-х и 90-х годов прошлого века – в период серьезных государственных преобразований. В то время, когда происходило изменение государственно-политического устройства и, соответственно, практически полное изменение законодательства во всех сферах жизнедеятельности, попыток государственного регулирования такой изначально малозначимой для общества области, как интернет-адресация, практически не предпринималось. При этом Интернет вообще, и российский национальный домен .ru, в частности, развивались в не самой экономически благополучной России высочайшими темпами. Количество пользователей и владельцев сайтов быстро росло. Взаимодействие же большого количества  индивидуумов и организаций всегда определяется какими-то нормами поведения. Таким образом, сфера интернет-адресации в России довольно долгое время развивалась, в основном, на основе саморегулирования.

В поле зрения правоприменителей, а затем и законодателей интернет-адресация попала лишь после появления громких споров о правах на средства индивидуализации. Среди юристов завязались споры о том, какие из существующих норм в данном случае  подлежат применению, и о том, какие изменения необходимо внести в действующее законодательство, чтобы приспособить его к регулированию отношений, затрагивающих сферу интернет-адресации, и требуется ли их вообще вносить.

 Эволюция саморегулирования

 С самого начала функционирования домена .ru, образованная на основании «Соглашения "О порядке администрирования зоны .RU"» от 4 декабря 1993 года из представителей его подписавших и присоединившихся позже организаций,  Координационная Группа домена .RU принимала решения о том, кому и на каких условиях делегировать доменные имена второго уровня в российском сегменте Сети, руководствуясь исключительно собственными представлениями о справедливости и примером западных коллег.

Статус Рабочей группы Комитета Интернет Ассоциации Документальной Электросвязи это образование получило лишь 17 марта 1998 г. До этого Координационная Группа домена .RU не являлась ни юридическим лицом, ни органом юридического лица, ни тем более государственной структурой, в связи с чем говорить о правовом статусе этого образования сложно. Однако все принимаемые Группой решения РосНИИРОС, чей представитель также участвовал в ее работе, считал для себя обязательными и исполнял.

Из доступных в Интернет протоколов собраний Координационной Группы домена .RU следует, что 23.07.1996 ею были сформулированы первые Правила администрирования домена .RU, которые обрели свою письменную форму только в протоколе от указанного числа. Эти Правила содержали два следующих примечательных пункта:

«1.3 РосНИИРОС не несет ответственности за возможное ущемление прав на торговую марку, если имя домена, зарегистрированное за какой-либо организацией, совпадает с торговой маркой другой организации. Конфликтные ситуации в этом случае разрешаются между претендующими на домен сторонами. В случае судебного разбирательства между сторонами, РосНИИРОС, безусловно, выполняет решение суда и только после его принятия может прекратить делегирование существующего домена.

1.4. В целях упорядочения делегирования доменов второго уровня в домене .RU подателям заявки рекомендуется отражать в имени домена название организации. В случае явного несовпадения, в заявке должно содержаться обоснование на регистрацию запрашиваемого имени домена. Организациям не рекомендуется подавать заявки на регистрацию доменов с именами в виде общеупотребительных терминов. Полный список нерегистрируемых имен должен быть доступен на сервере www.ripn.net и может пополняться только по решению Координационной Группы».

Из пункта 1.3 видно, что, во-первых,  уже в 1996 году российскими специалистами по Интернет признавалось, что конфликты, связанные с использованием доменных имен, подлежат рассмотрению судами в соответствии с действующим законодательством (в котором тогда еще ни разу не упоминалось слово «Интернет», не говоря о доменных именах). Данная точка зрения через пять лет оказалась поставлена под сомнение российскими судами.

Уже первые российские Правила администрирования национального домена попытались оградить регистратора доменных имен от ответственности за нарушение прав на средства индивидуализации, что представляется вполне обоснованным, но также не сразу было принято отечественной судебной системой.

Следующий пункт содержит идеи обоснования запрашиваемого доменного имени и создания «Стоп-листа» - списка доменов со значащими названиями, которые никому не разрешалось регистрировать (названия типа piter.ru, internet.ru). Вторая идея вскоре породила скандал с доменом russian.ru, заявку на который подал "Русский журнал". Домен немедленно был включен в «Стоп-лист», но затем, по технической ошибке был зарегистрирован на некую московскую полиграфическую компанию. В начале 1999 года «Стоп-лист» был расформирован, а домены из этого списка были разыграны в лотерею между заинтересованными организациями.

Идея обоснования запрашиваемого доменного имени привела к тому, что Координационная Группа домена .RU некоторое время пыталась выполнять функции по предотвращению нарушений исключительных прав владельцев средств индивидуализации. В качестве примера таких действий можно привести выдержку из Протокола Общего собрания Координационной Группы домена .RU от 04.03.1997:

«Представители [список организаций - участников] Решили:

1.1 Делегировать домены по заявкам SLC [фирма - заявитель], кроме:
mercedes.ru
mercedes-benz.ru
konica.ru
aeroflot.ru
subaru.ru
mitsubishi.ru

1.2 Домены, отвечающие названиям фирм, могут быть делегированы SLC только в случае поступления в адрес РосНИИРОС (по факсу) официальных подтверждений о том, что соответствующая компания - владелец торговой марки делегирует SLC право администрировать запрашиваемый домен».

Такой подход к регистрации доменных имен представляется совершенно неверным, поскольку при нем регистрирующая организация должна либо возложить на себя функции аналогичные работе патентного ведомства и проводить по каждой заявке на регистрацию доменного имени поиск на предмет существования сходных товарных знаков и/или фирменных наименований, либо регистрировать доменные имена, только в случае наличия у заявителя исключительных прав на соответствующие средства индивидуализации.

Ни по тому, ни по другому пути российские регистраторы доменных имен не пошли и через некоторое время отказались от идеи обоснования запрашиваемого доменного имени, хотя именно в связи со спорами о правах на средства индивидуализации эта идея оказалась весьма актуальной и приобрела многочисленных сторонников.

В связи с тем, что с 1997 года было решено ввести плату за регистрацию доменов, Координационной Группой домена .RU были разработаны и 14.04.1997 приняты формы «Договора на предоставление услуг по регистрации доменов второго уровня в зоне .RU»,  «Правил регистрации доменов второго уровня в зоне .RU»,  «Рекомендаций по заполнению заявки на делегирование домена второго уровня в иерархии .RU». С этого времени и до января 2001 г. единственным способом получения доменного имени второго уровня в зоне .ru стало заключение соответствующего договора с РосНИИРОС. Сами же договоры, а точнее обязательные приложения к ним («Правила регистрации доменов второго уровня в зоне .RU», а затем – «Регламент и тарифы на услуги по регистрации доменов второго уровня в зоне .RU»), которые претерпели несколько редакций и утверждались  изначально Координационной группой, а позже – только руководителем РосНИИРОС, не являясь законодательными актами, оказались основным источником  в области регулирования отношений по распределению и использованию доменных имен в зоне .ru.

Многочисленные ссылки на «Регламент и тарифы на услуги по регистрации доменов второго уровня в зоне .RU» можно обнаружить в посвященных соответствующим спорам судебных актах. Российские арбитражные суды и суды общей юрисдикции обращались к содержащимся в Регламенте определениям основных терминов в области интернет-адресации, включая понятие доменного имени, его  регистрации и администрирования. Отсутствие же нарушений Регламента, часто становилось основным аргументом в пользу того, что РосНИИРОС не несет ответственности за нарушение исключительных прав на средства индивидуализации.

В мае 1997 года в «Правила регистрации доменов второго уровня в зоне .RU» было включено перекочевавшее затем в «Регламент и тарифы на услуги по регистрации доменов второго уровня в зоне .RU» и просуществовавшее семь лет положение о том, что «домен и право на администрирование домена не являются объектами купли-продажи».

Эта норма, как и приведенные ранее, скорее всего, была создана с целью предотвращения появления в России уже существовавшего на Западе киберсквотинга, однако, как показала практика, она оказалась недействующей. Более того, она, как представляется, лишена правовых оснований.

Рассматриваемые Правила и Регламент – это документы общественной организации и часть гражданско-правового договора частных лиц, предметом которого является доменное имя. Согласно пункту 2 статьи 129 Гражданского кодекса РФ виды объектов гражданских прав, нахождение которых в обороте не допускается (объекты, изъятые из оборота), должны быть прямо указаны в законе, а виды объектов гражданских прав, которые могут принадлежать лишь определенным участникам оборота либо нахождение которых в обороте допускается по специальному разрешению (объекты, ограниченно оборотоспособные), определяются в порядке, установленном законом. Ни ранее, ни сегодня не существовало нормативно-правовых (законодательных) ограничений оборотоспособности доменных имен и, значит, согласно пункту 1 ст. 129 ГК РФ, по которому объекты гражданских прав могут свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому в порядке универсального правопреемства (наследование, реорганизация юридического лица) либо иным способом, если они не изъяты из оборота или не ограничены в обороте, доменные имена следует считать оборотоспособными объектами гражданских прав.

Сделки по купле-продаже доменных имен имели и продолжают иметь место, как за рубежом, так и в России, а рассматриваемая норма была исключена РосНИИРОСом из своего Регламента 20 февраля 2004 г.

В связи с внедрением системы распределенной регистрации доменных имен в январе 2001 г. РосНИИРОС прекратил заключение новых договоров на регистрацию доменов. При этом все заключенные ранее договоры продолжали действовать до 1 января 2005 г., а РосНИИРОС по заключенным договорам продолжал производить ежегодную перерегистрацию (продление регистрации доменных имен). То есть для лиц, зарегистрировавших доменное имя по договору с РосНИИРОС до 2001 г., его «Регламент и тарифы на услуги по регистрации доменов второго уровня в зоне .RU» до 1 января 2005 года продолжали являться основным источником  регулирования относительно доменных имен, а лица, желающие зарегистрировать доменное имя после января 2001 года, заключают соответствующий договор о регистрации с одной из шести новых регистрирующих организаций.

АНО «Координационный центр национального домена сети Интернет» были разработаны «Правила регистрации доменных имен в домене RU», в тексте которых содержится пункт о том, что необходимым условием любого договора о регистрации доменных имен является признание сторонами обязательности данных Правил. Однако проведенный анализ договоров, предлагаемых российскими регистраторами к заключению, позволяет говорить о том, что данная норма далека от всеобщего воплощения в жизнь.

Непосредственная ссылка на упомянутый документ присутствует в договорах о регистрации доменных имен, заключаемых тремя из шести действующих регистраторов: ООО "Гарант-Парк-Телеком", ЗАО "Демос-Интернет" и ООО "Регтайм".

Приложение к договору, предлагаемому ООО СЦС «Совинтел» содержит упоминание неких «Положений о регистрации», различных для разных зон. В качестве одного из таких положений здесь, видимо, подразумеваются и «Правила регистрации доменных имен в домене RU», однако прямого указания на обязательность данного документа для сторон этот договор не содержит.

Описываемые Правила также никоим образом не упоминаются в договорах о регистрации, заключаемых крупнейшим на сегодня российским регистратором АНО "Региональный Сетевой Информационный Центр" (RU-CENTER). Последним был разработан собственный  «Регламент регистрации доменов в домене RU», а также документ под названием "Условия пользования услугами", обязательность которого для сторон зафиксирована в пункте 2.9 Регламента.

Подобным образом поступил и шестой действующий регистратор – Объединение сетей ФРИнет,  предлагающее в качестве обязательного приложения к договору собственный «Регламент регистрации и продления регистрации доменов в домене RU».

Учитывая, что упомянутые Правила и Регламенты содержат в себе определения таких основных в данной области понятий как домен, доменное имя, администратор и администрирование домена и др., определяют условия и порядок  регистрации, аннулирования регистрации и передачи доменных имен, представляется возможным сделать следующий вывод. Сегодня, как и ранее, первым (и во многом, основным) документом, к которому следует обращаться за разъяснениями правил поведения участников процесса распределения и использования доменных имен, является договор (включая все обязательные приложения), заключаемый лицом, желающим зарегистрировать доменное имя,  и регистрирующей организацией.

Законодательство, применимое на стыке доменных имен и средств индивидуализации

Положение о неурегулированности рассматриваемых отношений явилось основной посылкой к заявлениям о невозможности эффективной защиты с помощью действующего законодательства об интеллектуальной собственности обладателей исключительных прав на средства индивидуализации от незаконного использования в системе доменных имен.

Относительно законодательного регулирования рассматриваемой области правоотношений, на первый взгляд, для целей настоящего исследования наиболее значимым событием кажется принятие 11 декабря 2002 года новой редакции ст. 4 ФЗ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» (далее – Закон о товарных знаках). В новой редакции данной статьи в неисключительном перечне способов незаконного использования товарного знака появился такой как «размещение товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения <…> в сети Интернет, в частности в доменном имени и при других способах адресации».

Однако следует заметить, что поскольку для признания данных действий незаконными необходимо выполнение всех обозначенных в первом абзаце пункта второго указанной статьи  условий, а именно «использование без его (правообладателя) разрешения в гражданском обороте на территории Российской Федерации товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров», то принятие Федерального закона от 11.12.2002 N 166-ФЗ нельзя расценивать как серьезное изменение правового положения сторон правоотношений, явившихся предметом данного исследования. Ведь и до внесения в нее изменений статья 4 Закона о товарных знаках содержала в себе возможность признания использования чужого товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения в доменном имени нарушением исключительного права правообладателя. Данной возможностью не раз пользовались российские суды в 2000 – 2002 годах, квалифицируя использование товарного знака в доменном имени как предусмотренное указанной статьей «иное введение в хозяйственный оборот».

Причинами, побудившими законодателя к внесению описываемых изменений в Закон о  товарных знаках, видимо, явились присутствовавшие в других судебных решениях ссылки на неурегулированность отношений по распределению и использованию доменных имен в российском законодательстве. В частности в мотивировочной части первого решения по делу о нарушении прав на товарный знак «KODAK» в доменном имени kodak.ru присутствовал следующий довод в пользу отказа в иске: «на день рассмотрения спора не существует закона или иного правового акта, регулирующего взаимоотношения, связанные с наименованием домена,…».

Данные аргументы были признаны несостоятельными в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 16 января 2001 г. № 1192/00 по тому же делу, где в частности указывалось: «Отсутствие в названных нормах Закона (ст. 4 Закона о товарных знаках) прямого указания на то, что использование в доменном имени чужого товарного знака является нарушением прав владельца товарного знака, не препятствует признанию судом таких действий предпринимателя правонарушением». Законодатель же, видимо, решил ввести то самое прямое указание, упростив, таким образом, задачу сомневающимся правоприменителям.

Таким образом, внесение приведенных изменений носит в большей степени разъяснительный, или даже просветительский, характер, а не является серьезным изменением в регулировании соответствующих правоотношений. Важность данного шага заключается в признании законодателем значимости  виртуальной среды как новой сферы коммерческой активности, но положение участников правоотношений в его результате существенно не изменилось.

Интернет, при всей его новизне и специфичности, нельзя рассматривать как особую среду, где не действуют национальные нормы и правила. Законодательство об интеллектуальной собственности, как и все действующее российское законодательство, должно применяться к деятельности российских (а в предусмотренных нормами международного частного права случаях – и иностранных) физических и юридических лиц, связанной с Интернет, в той же степени, и таким же образом, как оно применяется к их деятельности вне Сети. Общий запрет на использование товарного знака без разрешения правообладателя в гражданском обороте на территории Российской Федерации в отношении соответствующих товаров распространяется как на традиционные, так и на любые новые способы такого использования. То же относится к исключениям из этого запрета и пределам охраны товарных знаков.

Тем не менее, до принятия обсуждаемых изменений высказывалось огромное количество предложений по совершенствованию законодательства. В частности, получили распространение заявления о «неправомерности»  действующей системы делегирования доменных имен, необходимости обязать регистрирующий орган либо лицо, желающее зарегистрировать доменное имя, проводить проверку выбранного обозначения на случай совпадения или сходства с зарегистрированными товарными знаками и названиями фирм.

Среди подобных инициатив были и предложения "…включить в порядок регистрации наименований доменов в домене ".ru" ...необходимость представления заключения о том, что обозначение, тождественное или сходное до степени смешения с обозначением, которое предлагается использовать в качестве наименования домена, не охраняется в РФ в качестве товарного знака иного лица или не подана заявка на регистрацию этого обозначения в качестве товарного знака на имя иного лица", а также принятый Государственной Думой в первом чтении, но затем отвергнутый первый вариант «доменных» изменений в ст. 4 Закона о товарных знаках. Предлагалось пункт 4. данной статьи дополнить абзацем вторым следующего содержания: "Нарушением прав владельца товарного знака также признается несанкционированное использование товарного знака во всемирной компьютерной сети Интернет, в том числе в наименовании домена, если вследствие этого лицо, нарушившее право, получило или могло получить доходы, приобрело или могло приобрести какие-либо преимущества в деловом обороте."

Реализация первой из приведенных инициатив могла бы резко отрицательно сказаться на развитии национального сегмента Интернет, подвигнув российских пользователей на регистрацию доменных имен для своих сайтов в иных национальных и международных доменах верхнего уровня. Учитывая равную доступность посредством Интернет серверов, расположенных в соседнем подъезде и на другом континенте, и отсутствие подобных предложенным Роспатентом условий регистрации в абсолютном большинстве иностранных и международных доменов верхнего уровня, данное явление очень быстро приобрело бы массовый характер, сведя к минимуму количество регистраций в «зоне  .RU», и направив значительную часть средств, привлекаемых в России Глобальной сетью, за рубеж.

Окончательное же принятие первого варианта поправки к ст. 4 Закона о товарных знаках могло бы привести к многочисленным злоупотреблениям исключительными правами на товарный знак, пределы охраны которого в Интернет были бы неоправданно расширены, в ущерб добросовестным обладателям доменных имен. Ведь в случае принятия такой поправки товарные знаки охранялись бы в Интернет безотносительно к товарам, для которых они регистрируются. Владелец товарного знака, зарегистрированного для зажигалок, смог бы запретить использование сходного доменного имени в успешном интернет-проекте по предоставлению бесплатной электронной почты, для описания деятельности одноименного общества филателистов или даже персональной страницы физического лица.

Действующая редакция статьи 4 Закона о товарных знаках не предполагает такого рода расширения прав обладателей товарных знаков в Интернет вообще и в сфере использования доменных имен в частности. Сегодня для признания использования товарного знака в доменном имени незаконным, как и при любом другом способе незаконного использования, требуется установить факт, что товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение использовались в отношении товаров, для индивидуализации которых зарегистрирован товарный знак. Именно такое толкование описываемого положения можно найти, например, в опубликованном в 2004 году комментарии к Закону о товарных знаках, где относительно абзаца 6 п. 2 ст. 4 указывается: «Здесь имеется в виду только такое использование, которое относится к товарам, указанным при регистрации, и к однородным товарам. Если же использование знака в сети Интернет не связано с товарами, указанными выше, то оно не должно считаться нарушением права на использование».

Статья 4 Закона о товарных знаках до внесения изменений 11.12.2002 была, а после их внесения продолжает оставаться одной из наиболее часто применяемых к отношениям, затрагивающим использование доменных имен, норм действующего российского законодательства об интеллектуальной собственности.

Существует уже  немало примеров судебных решений о запрете незаконного использования товарных знаков в доменных именах, основанных на обновленной редакции статьи 4 Закона о товарных знаках. В данных решениях вопрос о том, какая именно деятельность осуществлялась ответчиком с использованием спорного доменного имени, прорабатывался судами более тщательно. Среди них – решение Арбитражного суда г. Москвы от 15 октября 2003 г. о нарушении прав на товарный знак «Gillette» владельцем доменного имени gillette.ru, в котором судом, в частности указано: «…для состава нарушения владельца товарного знака необходима совокупность следующих признаков: сходство товарного знака и используемого обозначения до степени смешения, а также использование такого обозначения в отношении однородных товаров без согласия правообладателя», решение того же суда от 22 октября 2003 г. по делу о google.ru, в котором судом среди прочего было установлено, что ответчиком осуществлялась деятельность по поиску информации в сети Интернет, т. е. предоставлялись услуги, для которых согласно Свидетельству Роспатента зарегистрирован знак обслуживания «Google».

Указанный выше факт того, что некоторыми вынесенными в 2000 – 2002 гг. судебными решениями использование ответчиком в доменном имени обозначения, сходного товарному знаку истца, признавалось нарушением ст. 4 Закона о товарных знаках, несмотря на то, что данное доменное имя не использовалось для предложения однородных товаров и услуг, не означает того, что это предполагала действовавшая тогда редакция этой статьи. В этих случаях в правоприменительной практике имело место не обоснованное расширение объема правовой охраны товарных знаков в области использования системы доменных имен по сравнению с объемом правовой охраны, предоставляемым товарным знакам в «реальном», а не «виртуальном» мире. Все это, видимо, объясняется новизной данной категории споров для судей и остальных участников правоотношений и стремлением судей и истцов пресечь довольно очевидные в своей недобросовестности действия с помощью самого привычного правового арсенала.

Другими нормами, к которым часто обращались участники правоотношений, связанных с использованием доменных и средств индивидуализации, оказались статьи 8 и 10-bis  Парижской Конвенции по охране промышленной собственности 1883 года, пункт 4 статьи  54 и статья 138 Гражданского кодекса Российской Федерации, определение недобросовестной конкуренции статьи  4 и статья 10 Закона РФ от 22 марта 1991 г. N 948-I "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" (далее – Закон о конкуренции).

Как нетрудно заметить, все эти нормы, за исключением общего положения об интеллектуальной собственности как объекте исключительных прав ст. 138 ГК РФ, имеют своим предметом регулирования два других (помимо товарных знаков) блока отношений по использованию исключительных прав: фирменное наименование и недобросовестную конкуренцию.      

Статья 8 Парижской конвенции гласит: «Фирменное наименование охраняется во всех странах Союза без обязательной подачи заявки или регистрации и независимо от того, является ли оно частью товарного знака».

Пунктом 4 статьи  54 ГК РФ установлены следующие положения:

Юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, должно иметь фирменное наименование.

Юридическое лицо, фирменное наименование которого зарегистрировано в установленном порядке, имеет исключительное право его использования.

Лицо, неправомерно использующее чужое зарегистрированное фирменное наименование, по требованию обладателя права на фирменное наименование обязано прекратить его использование и возместить причиненные убытки.

Порядок регистрации и использования фирменных наименований определяется законом и иными актами в соответствии с настоящим кодексом.

Статьей 10-bis  Парижской Конвенции предусмотрено:

(1) Страны Союза обязаны обеспечить гражданам стран, участвующих в Союзе, эффективную защиту от недобросовестной конкуренции.

(2) Актом недобросовестной конкуренции считается всякий акт конкуренции, противоречащий честным обычаям в промышленных и торговых делах.

(3) В частности, подлежат запрету:

1. все действия, способные каким бы то ни было способом вызвать смешение в отношении предприятия, продуктов или промышленной или торговой деятельности конкурента;

2. ложные утверждения при осуществлении коммерческой деятельности, способные дискредитировать предприятие, продукты или промышленную или торговую деятельность конкурента;

3. указания или утверждения, использование которых при осуществлении коммерческой деятельности может ввести общественность в заблуждение относительно характера, способа изготовления, свойств, пригодности к применению или количества товаров.

Статья 4 Закона о конкуренции определяет недобросовестную конкуренцию как любые направленные на приобретение преимуществ в предпринимательской деятельности действия хозяйствующих субъектов, которые противоречат положениям действующего законодательства, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и могут причинить или причинили убытки другим хозяйствующим субъектам-конкурентам либо нанести ущерб их деловой репутации.

Пункт 2 посвященной формам недобросовестной конкуренции статьи 10 того же Закона гласит: «Не допускается недобросовестная конкуренция, связанная с приобретением и использованием исключительных прав на средства индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, выполняемых работ или оказываемых услуг».

Почти все приведенные нормы были максимально точно и аргументировано применены в Постановлении  Федерального Арбитражного суда Московского округа от 25 января 2001 г. по делу о нарушении прав на фирменное наименование ООО «Кодак».

Здесь коммерческое использование предпринимателем без образования юридического лица Грундулом А. В. доменного имени www.kodak.ru, «с использованием в домене слова кодак, являющегося произвольной частью фирменного наименования истца - ООО «Кодак», зарегистрированного в установленном законом порядке» для предложения однородных товаров и услуг было признано нарушением исключительных прав на фирменное наименование со ссылкой на ст.ст. 52, 54, 138 ГК РФ и Положение о фирме, утвержденное постановлением ЦИК СССР и СНК СССР от 22 июня 1927 г., актом недобросовестной конкуренции, нарушающим ст. 10 Закона о конкуренции и введением потребителя в заблуждение, подлежащим запрету согласно ст. 10-bis  Парижской Конвенции.

В указанном судебном акте также можно найти не менее правомерное и обоснованное указание на «сложившиеся в процессе пользования возможностями сети Интернет обычаи делового оборота», в соответствии с которыми «указание на организационно-правовую форму юридического лица в доменных именах не используется, поскольку участники товарного рынка с известными фирменными наименованиями используют только короткий отличительный элемент фирменного наименования, его произвольную часть, известную большинству потребителей, не имеющих представления, в какой организационно-правовой форме действует интересующий из субъект хозяйственной деятельности».

Таким образом, Федеральный арбитражный суд московского округа использовал предоставленную ему статьей 5 Гражданского кодекса возможность применять в качестве источника регулирования обычаи делового оборота. Данный источник представляется имеющим значительный потенциал при разрешении споров об  интеллектуальной собственности в Интернет вообще и об использовании средств индивидуализации в системе доменных имен в частности.

 «Киберсквотинг» как злоупотребление правом

 Помимо перечисленных довольно широко применяемых в исследуемой области норм права действующее российское законодательство, как представляется, обладает достаточным потенциалом и для пресечения такого ставшего массовым  на рубеже третьего тысячелетия противоправного явления как киберсквотинг (cybersquatting). Данный термин появился в 1995-1996 году в США для обозначения практики регистрации доменного имени, идентичного или сходного до степени смешения с товарным знаком третьего лица с целью последующей продажи доменного имени этому лицу, за сумму, значительно превышающую расходы по регистрации.

Именно для борьбы с этим явлением ICANN в тесном сотрудничестве с ВОИС была создана уже упомянутая Унифицированная политика разрешения споров о доменных именах  (UDRP), а Конгрессом США был принят Закон о защите потребителей от киберсквотинга (The Anti-Cybersquatting Consumer Protection Act  (ACPA)), дополнивший секцию 43 Закона Ланхама (Lanham Act), посвященного товарным знакам, подсекцией (d) «Предотвращение киберпиратства» (Cyberpiracy prevention).

Оба эти документа появились в 1999 году и оба они признание действий обладателя спорного доменного имени правонарушением ставят в зависимость от присутствия в его действиях признаков недобросовестности.

Установленная UDRP административная процедура разрешения споров основывается на введенной данной политикой юридической конструкции «недобросовестной регистрации и использования» доменного имени.

В соответствии с разделом 4 (b) UDRP неисчерпывающий перечень признаков, указывающих на то, что доменное имя зарегистрировано и используется недобросовестно, включает в себя обстоятельства, свидетельствующие о  следующем:

(i) доменное имя зарегистрировано или приобретено, главным образом, с целью последующей продажи, сдачи в аренду, либо иного рода передачи доменного имени обладателю сходного товарного знака, либо его конкуренту за сумму, превышающую документально подтвержденные, напрямую связанные с эти доменным именем расходы; либо

(ii) доменное имя зарегистрировано с целью воспрепятствовать использованию товарного знака его обладателем в корреспондирующем доменном имени, при условии, что лицо, зарегистрировавшее доменное имя, вовлечено в такого рода деятельность; либо

(iii) доменное имя зарегистрировано с целью подрыва деятельности конкурента; либо

(iv) используя данное доменное имя, его владелец намеренно, с целью приобретения коммерческой выгоды, пытается привлечь пользователей Интернет к своему сайту, создавая с помощью чужого товарного знака вероятность введения публики в заблуждение, относительно происхождения, источника финансирования, принадлежности или поддержки сайта, или товаров либо услуг, предлагаемых на сайте.

Закон о защите потребителей от киберсквотинга (ACPA) открыл для обладателей прав на товарные знаки возможность судебного преследования лица, «регистрирующего, продающего или использующего» сходное доменное имя, при условии, если это лицо «имело недобросовестные намерения получения прибыли из этого обозначения». ACPA содержит перечень факторов, которые следует учитывать суду, при рассмотрении вопроса наличия у лица «недобросовестных намерений». Данный состоящий из девяти пунктов перечень, как и в случае с UDRP, не является исключительным.

Приведенные в ACPA факторы, представляется возможным, условно разделить на два группы.

Первые четыре фактора, в случае их присутствия, свидетельствуют в пользу добросовестности владельца доменного имени. Это (I) наличие у него каких-либо прав интеллектуальной собственности на обозначение, используемое в доменном имени; (II) присутствие в доменном имени законного наименования (имени) лица, либо имени, обычно используемого для его обозначения; (III) предварительное использование доменного имени в связи с добросовестным предложением товаров или услуг; (IV) предварительное добросовестное некоммерческое использование обозначения на сайте, доступном с помощью этого доменного имени.

Остальные пять факторов, в случае их присутствия в рассматриваемом деле, призваны стать доказательством наличия у лица тех самых «недобросовестных намерений». Это (V) намерение лица отвлечь потребителей от сайта владельца товарного знака в пользу своего сайта, возможно, вредя репутации товарного знака, создавая для коммерческой выгоды, либо с целью дискредитации знака, вероятность введения публики в заблуждение относительно происхождения, источника финансирования, принадлежности или поддержки сайта; (VI) предложение лицом продать или передать доменное имя владельцу товарного знака, либо третьей стороне с целью получения коммерческой выгоды без использования (или намерения использовать) доменное имя для добросовестного предложения товаров или услуг; (VII) предоставление лицом при регистрации доменного имени ложных сведений и контактной информации, намеренное бездействие при необходимости обновления контактной информации, либо предшествующее поведение такого рода; (VIII)  регистрация или приобретение лицом множества доменных имен заведомо идентичных или сходных до степени смешения с чужими товарными знаками, независимо от предлагаемых товаров и услуг; (IX) степень известности товарного знака, содержащегося в доменном имени лица.

Как видно, некоторые из прописанных в ACPA признаков «недобросовестных намерений» владельца доменного имени созвучны с признаками «недобросовестной регистрации и использования» доменного имени по UDRP.

Обязательным условием признания деяния незаконным использованием товарного знака в соответствии со статьей 4 Закона о товарных знаках является использование «в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров». В случае, если такое использование доказано, смысл в рассмотрении вопроса о наличии в действиях лица каких-либо дополнительных признаков «недобросовестных намерений» отпадает. Их существование в отечественном Законе о товарных знаках может быть оправдано лишь тогда, когда в нем будет допущена возможность признаний действий незаконным использованием товарного знака и в тех случаях, когда обозначение не используется в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров.

Приведенное предложение означает призыв к кардинальному расширению объема правовой охраны товарных знаков в сети Интернет. Сегодня объем правовой охраны товарных знаков как в Интернет, так и вне  Глобальной сети, одинаково ограничен определенными классами товаров и услуг. Установление охраны товарных знаков в сети «независимо от товаров / услуг, предлагаемых на сайте» приведет к тому, что вне Интернет товарным знакам будет предоставляться прежний объем охраны, в Сети же перечень товаров и услуг, для которых регистрировался товарный знак, вообще перестанет иметь значение. Последнее означает неоправданный отход от сложившегося в России принципиального подхода к правовой охране товарных знаков.

Представляется, что действия, обладающие признаками «недобросовестной регистрации и использования» доменного имени в соответствии с разделом 4 (b) UDRP, как и доказательства наличия у лица  «недобросовестных намерений», перечисленные в Законе США о защите потребителей от киберсквотинга (1) (A) (V) – (IX) полностью подпадают под включенное в ГК РФ понятие «злоупотребление правом».

В соответствии с первым абзацем п. 1 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации «Не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах».

В юридической литературе выделяют несколько видов злоупотребления правом, в качестве первого из которых обычно называют злоупотребление с прямым умыслом нанести ущерб интересам других  лиц – шикану. Именно к этой категории видится возможным отнесение злоупотреблений, описанных в параграфе 4 (b) принятой ICANN Унифицированной политики разрешения споров о доменных именах и получивших наименование «киберсквотинг». 

Таким образом, анализ действующего законодательства и имеющейся судебной практики в рассматриваемой области, как представляется, показывает, что, в целом, существующего правового арсенала на сегодня оказалось вполне достаточно для того, чтобы правообладатель смог защитить свой товарный знак от незаконного использования в доменном имени, а добросовестный владелец доменного имени смог противостоять необоснованным попыткам отнять его под предлогом мнимого нарушения исключительных прав.

Проявившееся же в некоторых случаях при рассмотрении первых дел новой категории  нежелание части судейского корпуса серьезно вникать в особенности функционирования виртуальной среды и правильно применять к отношениям по использованию этой среды действующее и подлежащее применению законодательство, вряд ли следует считать проблемой законодательства о средствах индивидуализации. В большей степени следует опасаться поспешных и необдуманных законодательных решений, которые, будучи продиктованы благой целью – упростить защиту исключительных прав в Интернет, могли бы привести к неоправданному расширению объема правовой охраны товарных знаков и иных законодательно признанных средств индивидуализации в области использования системы доменных имен.



<<Назад

Материалы по теме:
22.09.2010 03:58:14 Минюст США собрался блокировать "пиратские" домены по всему миру
14.05.2010 12:38:15 Домены Рунета защитят от взлома DNS в конце 2011 года
25.04.2010 21:48:37 Судьба географических доменов и доменов общего пользования .RU
02.12.2009 08:10:24 Логотипом Олимпиады в Сочи стал домен
14.10.2009 22:30:20 Суд признал законным домен AntiRAO.ru
Все новости по теме

Отзывы (0)

Добавить отзыв






Доменные новости
« октябрь 2005 »
пн   3 10 17 24 31
вт   4 11 18 25
ср   5 12 19 26
чт   6 13 20 27
пт   7 14 21 28
сб 1 8 15 22 29
вс 2 9 16 23 30
Заголовки всех новостей

© 2000 Volchkov.ru